меню

Виктор Алексеев: «Если заболел борьбой, уже не излечишься»

31.01.2020 | В мире

Главный тренер сборной Красноярского края по вольной борьбе, двукратный чемпион мира Виктор Алексеев дал интервью красноярскому изданию «Городские новости», в котором подвел итоги Ярыгинского Гран-при, вспомнил свою борцовскую молодость, рассказал, почему не стал олимпийским чемпионом, сравнил свое поколение борцов с нынешним.

Виктор Алексеев: «Если заболел борьбой, уже не излечишься»

— Ярыгинский турнир в этом году получился сверхудачным для сборной Красноярского края. Завоевано восемь медалей. По сравнению с прошлым годом – огромный шаг вперёд. Это красноярцы так прибавили или уровень самого Гран-при стал ниже?

— Дело в том, что этот турнир был не рейтинговый, и мы смогли выставить гораздо больше спортсменов. В прошлом году мы недобрали борцов, подходящих по рейтингу. Плюс не повезло тогда с жеребьёвкой, сразу попадались самые сильные соперники, и тяжело было дальше пройти. В этот раз выступала практически вся команда Красноярского края, за исключением Игоря Овсянникова и Александра Кондратова, заболевших буквально перед самым стартом, думаю, что они могли также побороться за золото.

— Сразу пятеро спортсменов взяли бронзу. Кто-то из них мог претендовать на большее?

— Начын Куулар должен был быть выше. Он проиграл Курбану Шираеву, который потом в финале победил олимпийского чемпиона Сослана Рамонова. Куулар раньше боролся с Шираевым, знал этого соперника. Мы разработали план на схватку, но получилось так, что Курбан полностью связал Начына, и сам толком не боролся, и Куулару ничего сделать не позволил. Не думаю, что победа Шираева над Рамоновым стала такой уж сенсацией. Сослан слишком много пропустил после успешной Олимпиадой, при нашей конкуренции это фатально. Сразу вспоминаю братьев Белоглазовых, Махарбека Хадарцева. Арсена Фадзаева и других великих борцов. Они никогда долго не отдыхали после серьёзных турниров, хотя им предлагали. Пока ты прохлаждаешься, люди тренируются и растут. Пропускаешь год, а на самом деле отстаёшь лет на пять. Рамонов, конечно, блестящий борец, но мне не верится, что он сможет вернуться на прежний уровень.

— Самой яркой и неожиданной получилась победа Исраила Касумова. Его соперник – Давид Баев – выиграл в прошлом году чемпионат мира и перед поединком считался фаворитом. Баев выглядел лучше на протяжении практически всей схватки, но в концовке Касумов победил. Опыт помог или что-то ещё?

— Вы знаете, какой у него характер? На ковре Исраил просто зверь. Борется до самого конца и делает такие вещи, которые вообще никто не ожидает. Касумов борец до мозга костей. По потенциалу мог стать великим чемпионом, но Исраилу ужасно не везёт. Он неоднократно выигрывал у чемпионов мира и Европы, а у самого Касумова всего две бронзы европейского чемпионата.

— Почему так получилось?

— То он травмируется перед важным соревнованием, то заболеет на ровном месте. Он улетел сейчас на сборы перед чемпионатом Европы, я ему сказал, что осталось немного. Возможно, этот год – последний шанс. После тридцати будет сложно держать уровень.

 — Я так понимаю, олимпийских перспектив у Касумова нет?

— Он не в той категории выступает. Ярыгинский турнир Исраил выиграл в неолимпийском весе. Но все остальные соревнования в этом году он может взять, главное, чтобы здоровье не подвело. Касумов способен, его характер – это нечто. Когда с Исраилом подходишь к ковру, он весь пылает изнутри, максимально заряжен на борьбу. Многим более молодым спортсменам этого не хватает.

— У Красноярского края давно не было олимпийских успехов. Если взять всю нынешнюю сборную, у кого-то из ребят есть шансы поехать в Токио?

— Всегда им говорю, чтобы они были готовы. В жизни всё бывает, и пока состав не объявлен, у каждого есть шанс. Хотя объективно попасть будет сложно. Конкуренция просто зашкаливает. Тот же Куулар вполне мог бы претендовать, но в его весе Гаджимурад Рашидов – чемпион мира прошлого года. Это безусловный лидер, в прошлом году у него не было конкурентов. Сейчас он поедет на Европу, если выиграет, то от чемпионата России его освободят, уже может сто процентов готовиться к олимпийским играм.

— То есть ключевым этапом отбора будет чемпионат Европы?

— Есть безусловные лидеры, если они выиграют чемпионат Европы, то точно поедут в Токио. Это уже упомянутый Рашидов, а также Заур Угуев, Заурбек Сидаков и, конечно же, Абдулрашид Садулаев. Остаются две категории. Путёвки будут разыграны на чемпионате страны. Хотя в тяжёлом весе до 125 кг у нас ещё нет лицензии.

— Неужели в России перевелись богатыри для этой категории?

— Кризис у нас с этим весом. Я и с Кавказа коллег спрашиваю, где ребята то, кто бороться будет? Казалось бы, столько тяжеловесов в Дагестане и Осетии, а лидера, способного бороться на Олимпиаде, пока нет. Мне очень грустно от этого. У нас всегда были сильные супертяжи, а сейчас их нет. Безусловный лидер команды, конечно же, Садулаев. Не знаю, что должно случиться, чтобы он проиграл. Абдулрашид уже сейчас великий борец. Вспоминаю наши времена, ехали на соревнования и знали, что Иван Ярыгин или Леван Тедиашвили точно будут с золотом. Понятно, что в прямую это не озвучивалось, но внутри сборной уверенность была железная. Так вот, Абдулрашид по менталитету, по своей силе очень похож на великих борцов прошлого. Если возвращаться к красноярским спортсменам, то сейчас тяжёлый период. И это не банальная отговорка. Если вспомнить, то после 1976 года у нас до победы Бувайсара Сайтиева в Атланте не было олимпийских чемпионов. Потом будто прорвало, сейчас опять затишье. Подготовить победителя Олимпиады – это фантастика, сказка. Ты можешь всё делать правильно, и спортсмен будет сильным и нацеленным на успех. С формой и психологией полный порядок у него, но олимпийская вершина так и не покорится. Это такие соревнования, что любая мелочь может помешать. Четырёхлетний цикл заканчивается, и будто обрывается всё, начинаем с чистого листа. В олимпийский год запредельная конкуренция среди российских борцов становится ещё жёстче. Ведь попасть на Игры – цель всей жизни. Бывают моменты, когда именно в год Олимпиады происходят разные неприятности, после ты 3 года доминируешь. Явный фаворит всего и вся, а перед Играми опять что-то случается.

— То есть олимпийскими чемпионами становятся рождённые под счастливой звездой? Титанический труд и огромный талант есть, но человек так и не выиграет Олимпиаду.

— Это так. Дмитрий Георгиевич Миндиашвили вообще говорил нам, что сама природа захотеть должна, чтобы борец стал олимпийским чемпионом. Хотя я смотрю на нынешних молодых ребят и не вижу той страсти, что была у нас, потом у поколения Сайтиева. Да даже у тех, кто начинал 10 лет назад. Ночевать на ковре абсолютное большинство не готово. Им гораздо проще найти сто причин не работать на пределе, чем сделать это.

— Такое время, у молодёжи много соблазнов, трудно удержаться.

— И раньше были соблазны. Злости спортивной не хватает, на себя  в том числе. Бывает, на тренировке парень просто берёт и ложится на лопатки, не борется до конца. Боль нужно уметь терпеть, а не сдаваться безропотно и потом с улыбкой идти в столовую и блинчики кушать. Вспоминаю себя в годы карьеры, так я на спине спать боялся. На полном серьёзе говорю. Опасался привыкнуть, что на лопатках лежу. Хотя за всё время, по-моему, один раз проиграл вчистую. Должен быть характер, железный и несгибаемый. Без него чемпионом не стать никогда, как и без терпения. Нужно уметь переламывать себя и бороться до конца даже через боль.

— А вам приходилось бороться с серьёзными травмами?

— И не раз. Со сломанными рёбрами боролся. Обколют новокаином, вроде ничего не чувствуешь, выходишь и вперёд.

— Но ведь это смертельно опасно.

— Мы такими были, лучше умереть, чем проиграть. Мы когда выходили, то просто разрывались от желания победить. Понятно, что иногда проигрывали, но отдавали  всё и даже больше. Те же, кто безвольно уступал, больше в сборной не показывались, дверь в национальную команду для них закрывалась.

— Вы два раза выигрывали чемпионаты мира — в 1983 и в 1985 годах, а между ними были Олимпийские игры в Лос-Анджелесе, которые сборная СССР бойкотировала. Абсолютно все, кто помнит вас в то время, говорят, что борись Виктор Алексеев на той Олимпиаде – это было бы стопроцентное золото. Вы тогда действительно так доминировали?

— Я был на пике формы. Выиграл всё, кроме Олимпиады. Тот бойкот Игр стал ударом для нас всех. Многие просто закончили карьеру. Словами не описать, как это всё переживалось. Сколько лет прошло, а заноза до сих пор сидит внутри, и ничего с ней не сделаешь. Тогда провели альтернативные игры для соцстран – «Дружба-84». Там я спокойно выиграл. А на следующий год организовали турнир – победители Олимпиады против чемпионов «Дружбы». Я олимпийского чемпиона Рэнди Льюиса США уложил досрочно за полторы минуты. Небольшое моральное удовлетворение получил, но оно, конечно, не стало никакой заменой Олимпиады.

— Вы ведь собирались бороться до 1988 года, до Игр в Сеуле, как вообще удалось пережить потрясение от бойкота Олимпиады?

— Плохо было, чего лукавить, сам себя убедил, что жизнь на этом не заканчивается. Действительно, собирался в Сеул, но получил серьёзную травму. И на этом закончил. Стал тренировать. Хотя потом пожалел, что рано ушёл. Нога зажила, сил немерено, но поезд уже ушёл. Хотя перед Играми 1988 года у Степана Саркисяна в тренировочных схватках выигрывал. Он потом в Сеуле вторым стал. Никак не мог побороть в себе страсть, тянуло на ковёр со страшной силой. Мне Иван Ярыгин даже говорил, что ты определись, тренер ты или спортсмен, куда гонишься за молодыми. Я же во всех тренировках участвовал наравне с ними. Постепенно понял, что уже не спортсмен и никогда им не буду, но пришло это осознание далеко не сразу.

— Поняли, когда страсть, тянувшая на ковёр, ушла?

— Она до сих пор со мной. Но всему своё время. Настал момент, когда я какие-то вещи переосмыслил. У возраста не выиграешь.

— Свою мечту Вы осуществили через Адама Сайтиева. Почему его триумф ограничился одной Олимпиадой, ведь тогда в 2000 казалось, что это чемпион на годы.

— Адам дышал борьбой. У него в крови было соревноваться и выигрывать. Подвело здоровье. Со спиной были серьёзные проблемы. Адам не сдавался, много раз пытался вернуться, но время вне ковра даром не прошло. Не удалось ему вернуться на свой высочайший уровень. Очень жаль. Такие борцы рождаются раз в 100 лет. Мог выиграть не одну Олимпиаду.

— Из ваших воспитанников Адам — самый талантливый?

— Он когда только приехал, первое время больше проигрывал, много разговаривал с ним, ведь его гигантский потенциал был виден. Пару лет прошло, и рядом с Адамом никто не стоял.

— Возможно ли выиграть всё золото в вольной борьбе на Олимпиаде?

— Невероятно сложно. В России сумасшедшая конкуренция за место в команде, но и в мире большое число по-настоящему сильных спортсменов. При самом лучшем раскладе в Токио мы можем взять 4 золотых медали, если наши лидеры будут идеально готовы и удача будет на их стороне.

— Вы всю жизнь в борьбе. Не устали? Не хочется больше времени провести с семьёй и отдохнуть от постоянных стрессов и других сопутствующих тренерской работе вещей?

— У меня прекрасная и большая семья. Две дочки, внук и внучка. Я очень люблю проводить с ними время. Но при этом прекрасно понимаю, что я не смогу без борьбы, без нашей Академии, это тоже моя семья. Я пару дней вне зала провожу и уже, как на иголках. Хочется сюда, в Академию, увидеть Дмитрия Георгиевича, коллег, молодых ребят. Борьба – моя жизнь, от неё невозможно отказаться. Несмотря на ту историю в 1984. Много лет она спать не спокойно не давала. Но победа Адама это компенсировала. Не выиграл Олимпиаду, как спортсмен, зато воспитал чемпиона. Некоторые отечественные федерации сейчас объявляют, что под нейтральным флагом выступать в Токио не будет. В борцовском мире даже разговоров таких не велось. Все понимают, что нельзя лишать игр людей, которые всю свою жизнь шли к ним через боль, адовую работу на тренировках. Сумасшедшие стрессы и тяжёлые травмы. Они всё равно будут бороться не только за себя, но и за страну, а если выиграют, какой бы флаг не подняли, всё  равно все будут знать, что этот чемпион из России.

— Внук продолжит династию?

— Очень этого хочу. Маратику всего два года, подрастёт, и начну его брать с собой в зал. Борьба даёт многое. Делает человека сильнее и физически, и ментально. Появляется стержень, ребята уверенно идут по жизни. Чемпионами станут единицы, но время, проведённое на ковре, принесёт пользу на всю жизнь. Здесь находят настоящих друзей и уже с ними не расстаются. Я хорошую школу прошёл, и сейчас даже не знаю, в каком уголке мира у меня нет товарищей. И это всё мне дала борьба. Если ты по-настоящему ею заболел, уже никогда не излечишься.

Павел КАТЦЫН, Gornovosti.ru


просмотров: 1885
Тэги:  Виктор Алексеев

 







↑ К началу страницы ↑ Полная версия