меню

Павел Пинигин: «Сына назвал в честь дагестанцев»

12.03.2018 | В мире

Сегодня, 12 марта, отмечает свой 65-летний юбилей известный советский вольник Павел Пинигин.

Павел Пинигин: «Сына назвал в честь дагестанцев»

Коллекции трофеев звезды якутского спорта могли бы позавидовать многие, в 1976 году он победил на Олимпиаде в Монреале, трижды ему не было равных на чемпионатах мира, дважды на Кубках мира, один раз на чемпионате Европы. С юбиляром побеседовал корреспондент wrestdag.ru.

 

— Вы, как и первый олимпийский чемпион Якутии Роман Дмитриев, являетесь воспитанником знаменитой чурапчинской школы борьбы, где тренировались под руководством её основателя, заслуженного наставника СССР Дмитрия Коркина. Также часть вашей спортивной карьеры связана с Украиной, как вы там оказались?

— На Украину я перебрался в связи с поступлением в киевский институт физкультуры. В Якутии в то время не было подобных вузов, а сейчас у нас целых два таких института. Причем один из них открыт в районном центре Чурапча, где я начинал заниматься борьбой. Это уникальный случай: где вы еще встретите село, которое бы имело свой институт!

В Киеве я познакомился со своей будущей супругой. Она родом из Киргизии, но так же, как и я, выступала за Украину. Там же я повстречал на своем пути замечательного тренера Георгия Буракова. Позже я пригласил его работать в Якутию. Поработав некоторое время у нас, он вернулся на родину. Наши тренеры ревностно относились к нему. Ну, кому же понравится, что у приезжего специалиста заработки повыше, чем у местных? И неважно, что этот специалист превосходит местных коллег в квалификации и опыте, имеет большой авторитет в своей сфере. Возможно, мне удалось бы удержать Георгия Анатольевича, если бы не просьба Эльбруса Тедеева. Он готовился к афинской Олимпиаде и хотел, чтобы с ним поработал Бураков. Наставник уважил просьбу борца и помог ему тогда стать олимпийским чемпионом.

— Вы тогда не были легионером в полном смысле этого слова, так как представляли свою страну — СССР. А как вы относитесь к тому, что многие российские борцы, в том числе и ваши земляки, выступают под флагами других государств?

— Не одобряю, но и не против. В России очень сильная конкуренция, и можно понять борцов, которые, не имея возможности участвовать в Олимпийских играх и чемпионатах мира в составе нашей сборной, пытаются попасть на эти соревнования в составах других национальных команд. Тревогу надо бить в том случае, если спортивное гражданство меняют первые номера, но, как мы знаем, легионерами становятся не самые лучшие и они, когда встречаются с российскими сборниками, редко когда побеждают.

Павел Пинигин: «Сына назвал в честь дагестанцев»

Со своим украинским наставником Георгием Бураковым

— В этом году чемпионат Европы пройдет в дагестанском Каспийске, приедете?

— Хотелось бы, тем более что в Дагестане у меня много друзей. Особенно был бы рад видеть Магомедхана Арацилова, с которым мы поддерживаем тесные отношения со времен нашей борцовской молодости. Магомедхан был у меня другом на свадьбе, потом в 2003 году приезжал в Якутск на мой 50-летний юбилей. Вообще, якутские борцы всегда дружили с дагестанцами. Например, Роман Дмитриев всегда своим лучшим другом  считал Загалава Абдулбекова. Я даже в честь дагестанцев назвал своего младшего сына Шамилем. Правда, в отличие от своих двух старших братьев, которые занимались борьбой, Шамиль выбрал бокс, а не самое популярное в Дагестане единоборство.

— И это несмотря на то, что дагестанцы доставили вам немало неприятностей на борцовском ковре…

 — Да, с ними  у меня были самые сложные поединки. А как же иначе, если мне приходилось соперничать с такими выдающимися борцами, как Руслан Ашуралиев, Насрулла Насруллаев, Маирбек Юсупов, Ихаку Гайдарбеков. Бывало, я им проигрывал, бывало, побеждал. Больше всего не повезло со мной Ихаку Гайдарбекову. В 1975 году мы оба выиграли чемпионат Европы. Тогда меня почему-то выставили в непривычной для меня категории до 74 кг, а Гайдарбеков боролся в весе до 68 кг. Ихаку на голову превосходил соперников и, если не ошибаюсь, всех победил чисто. Через два месяца мы с ним встретились в финале чемпионата СССР. Знали бы вы, как я готовился к этой схватке! Целую тетрадь исписал, анализируя сильные и слабые стороны соперника. Изучив досконально манеру борьбы Ихаку, мы даже с Георгием Анатольевичем  специально приготовили для него домашнюю заготовку, которая, надо сказать, сработала. Поединок я выиграл и пошел дальше, победив в том же году на домашнем чемпионате мира в Минске, а в следующем году стал олимпийским чемпионом. Поверьте мне, проиграй я тогда в финале чемпионата страны, то в сборную попал бы Ихаку и этот же победный путь проделал бы он, а не я. На мне повезло, что в самой важной схватке в своей жизни, которая открыла мне дорогу к большим титулам, я превзошел его.

Павел Пинигин: «Сына назвал в честь дагестанцев»

С дагестанскими друзьями Магомедханом Арациловым (слева)
и Ихаку Гайдарбековым

— Вы были довольно жестким борцом. Соперникам от вас доставалось, но и вам перепадало. Говорят даже, что не было соревнований, после которых у вас на лице не оставалось синяков и ссадин.

 — Травм было много, но самый жуткий случай произошел со мной на упомянутом чемпионате Европы 1975 года. Он проходил в ФРГ, и самым опасным моим соперником считался немец Адольф Зегер. Это был сильный борец, он становился олимпийским призером, по два раза выигрывал чемпионаты мира и Европы, к тому же за него были родные стены. Но я настроился на него и уверенно контролировал поединок. Я уже думал, что спокойно доведу встречу до победы, как в начале третьего периода Зегер боднул меня в лицо, да так, что у меня вылетели четыре зуба. Помню, как сейчас, склонившегося надо мной тренера сборной Юрия Шахмурадова. Уставившись на меня, он смеялся, но это был нервный смех. С помощью врачей удалось остановить кровотечение, я пришел в себя и продолжил схватку, которая завершилась со счетом 12:1. Потом, когда я вернулся в Киев, мне стоматологическим инструментом, напоминавшим стамеску, извлекали остатки зубов. Заморозка не действовала, слезы сами текли из глаз.

Я был обязан тогда победить, у меня была очень сильная мотивация, так как я хотел эту победу посвятить отцу. Он у меня фронтовик, прошел всю войну, начиная с финской кампании, у него много наград. В тот год наша страна отмечала 30-летие победы над фашисткой Германией, это был праздник и моего отца. Он прожил достойную жизнь и умер в 2009 году в возрасте 92 лет.

Павел Пинигин: «Сына назвал в честь дагестанцев»

В составе звездной сборной СССР

— Известный спортивный журналист Ян Дымов в своей книге «И дружбой сильны богатыри» подробно описал ваш поединок с легендарным американским борцом Дэном Гейблом. Автор привел ваши слова: «Это была самая тяжелая схватка в моей жизни. Я потом много раз выходил на ковер, но никогда так не уставал. Я не знал, что человек может быть таким сильным». Неужели американец был так силен, что его нельзя было победить?

 — На тот момент действительно он был непобедим. Хотя, если бы судьи были объективны, победу присудили бы мне. Но как они могли оставаться беспристрастными, когда Гейбл был любимцем публики, на которого пришли посмотреть тысячи зрителей, заполнившие знаменитый «Мэдисон Сквер Гарден» в Нью-Йорке. Это был поединок в рамках товарищеской матчевой встречи сборных СССР и США. Шёл 1973 год, Дэн уже тогда был знаменитым борцом, побеждавшим на Олимпийских играх и чемпионате мира, а я — 19-летний юниор, только попавший в сборную. Едва началась схватка, как я провел свою коронку — нырок под руку с зашагиванием правой ногой. Гейбл упал на спину — это было туше. Мне потом знакомый американец подарил видеозапись этой встречи, которая до сих пор у меня хранится. На ней четко видно, что Дэн был на лопатках. Но судьи посовещались и ограничились тем, что дали мне два балла. После этого уже поединок проходил под диктовку американца. Он меня элементарно загнал, не давая мне ни секунды передышки и атакуя по всему ковру. После схватки у меня гудела голова, как у боксера, нахватавшего удары. Гейбл был потрясающе выносливым борцом. Что вы хотите, если он сегодня выигрывает чемпионат мира, а на следующий день бегает кросс! О фанатичной преданности Гейбла борьбе ходили легенды. Для последующих поколений американских борцов он стал кумиром, на которого стараются равняться. Конечно, Гейбл — уникальный атлет, но, я вам скажу, что в и России есть, кем гордиться, наша отечественная школа вольной борьбы была и есть лучшая в мире. Молодые спортсмены должны знать это и стараться следовать победным традициям своих предшественников.

Мурад КАНАЕВ

 

 

 

 

 

 

 


просмотров: 9384
Тэги:  Павел Пинигин

 







↑ К началу страницы ↑ Полная версия