меню

Магомедгасану Абушеву — 55!

10.12.2014 | В стране

Сегодня, 10 декабря, исполнилось 55 лет олимпийскому чемпиону Магомедгасану Абушеву.

Магомедгасану Абушеву — 55!

Предлагаем вашему вниманию интервью юбиляра, в котором он рассказал, как стал борцом, как далась ему олимпийская победа и как сложилась его дальнейшая карьера.

Досье wrestdag.ru

Магомедгасан Абушев родился 10 декабря 1959 года. Заслуженный мастер спорта. Олимпийский чемпион (Москва, 1980), чемпион Европы, обладатель Кубка мира, чемпион СССР, двукратный победитель молодежных первенств мира. Воспитанник спортобщества «Динамо». Выступал в категориях до 62 и 68 кг. Выпускник факультета советской торговли Даггосуниверситета. Имеет также высшее юридическое образование. Ныне занимает должность заместителя министра по физической культуре и спорту РД.

— Помню интервью вашего тренера Изамутдина Кадырова после победы на Московской Олимпиаде. Наставник говорил о вас как о сверходаренном борце, которому с детства всё легко давалось на тренировках…

 — Легко в борьбе никогда не бывает, так как это тяжелый вид спорта. Тренер, наверное, лучше меня может сказать, что он во мне не разглядел. Разумеется, без каких-то способностей я не смог бы достичь того, чего достиг, но в то же время только за счет природных данных в спорте далеко не уедешь — надо еще очень хотеть стать чемпионом и всего себя подчинить этой цели.

— А как вообще возникло желание стать борцом?

 — Мои родители родом из Карабудахкентского района, оттуда перебрались в Махачкалу и поселились на улице Ленинградской, что в пятом поселке. Так получилось, что все ребята на нашей улице увлекались борьбой, а примером для нас был наш старший товарищ Курбан Курбанов, который успешно выступал по юношам и молодежи, становился победителем и призером первенств Союза. Мы по-хорошему завидовали ему, мечтали о больших победах, о поездках заграницу. Отец не был в восторге от моего увлечения. Он, простой трудяга, всю жизнь проработавший водителем, хотел, чтобы я налегал на учебу, получил хорошее образование, а моё увлечение борьбой не воспринимал серьёзно. Учиться хорошо у меня не получалось, зато на борцовском ковре всё складывались удачно. С нашей улицы только я, можно сказать, пошел в гору, а вот в динамовской группе, в которой я занимался, немало ребят достигли высоких результатов. Достаточно назвать Сайпулу Абсаидова, с которым я выиграл Олимпиаду, мастеров спорта международного класса Мурада Гаджиева, Сапиюлу и Набиюлу Карачаевых.

— Тогда-то заговорили и о тренерском таланте Изамутдина Кадырова, у которого вы все занимались.

 — Да, это был его первый набор. Он только завершил учебу в Санкт-Петербурге и делал первые шаги как тренер. Изамутдин Генжеевич был хорошим педагогом, обладал даром убеждения. Не припомню, чтобы он на кого-то повысил голос. Наш наставник дал нам многое, но, должен сказать, не только у него мы учились. Уроки мастерства также брали  у более опытных борцов из других спортобществ, с которыми доводилось вместе тренироваться. Например, я много полезного почерпнул у Владимира Юмина и Арсена Аллахвердиева, с которыми частенько отрабатывал приемы, проводил спарринги. Я не понимаю тренеров, которые держатся обособленно, стараясь свести до минимума контакты своих учеников с другими борцами. В Дагестане всегда были сильные борцы, но мы становились сильными во многом потому, что варились в общем котле, учились друг у друга. А самоизоляция — это путь в никуда.

Магомедгасану Абушеву — 55!

Магомедгасан Абушев атакует в поединке олимпийского
турнира против нигерийца Огустина Атаси

— На Олимпиаде в Москве вы были самым молодым и наименее опытным в советской сборной. Не волновались?

 — Волнение перед стартом должно присутствовать у каждого спортсмена. Если его нет, то это ненормально. Сильный спортсмен отличается тем, что он не теряет голову от волнения и может контролировать свои эмоции. У меня, видно, от природы крепкая нервная система, я спокойно спал перед соревнованиями и не испытывал излишних эмоций, выходя на схватки.

— Но ведь это была особенная Олимпиада — домашняя, и на вас ложилась двойная ответственность. Не боялись проиграть?

 — Я думал только о победе. У меня было психологическое преимущество перед моими главными конкурентами, так как прежде я их побеждал. С кубинцем Раулем Каскаретом, который потом дважды выиграет чемпионат мира, я боролся годом ранее на молодежном первенстве мира. А с экс-чемпионом Европы, болгарином Михо Дуковым встречался в том же году на Мемориале Дана Колова. Очень сильный был турнир: помимо  иностранных борцов в каждом весе выступали по шесть болгар. Тогда было десять категорий, и из советской команды только мне и Сайпуле Абсаидову удалось стать чемпионами.

 — Сайпула Абсаидов рассказывал, что после олимпийской победы вы выглядели так, словно ничего не произошло. Неужели не испытывали никаких радостных чувств?

 — Вообще я не эмоциональный человек. К тому же осознание того, что ты добился чего-то значимого, пришло не сразу, а лишь после того, как мы вернулись домой, где нас встречали с большими почестями. Мы были нарасхват, нас приглашали повсюду и так часто, что первое время только и были заняты посещением всевозможных мероприятий в качестве почетных гостей. Пришлось поездить и по стране.

Магомедгасану Абушеву — 55!

Торжественная встреча олимпийцев. Магомедгасан Абушев (в центре)
с товарищами по олимпийской сборной Магомедханом Арациловыи и Сайпулой Абсаидовым

— Со сборной вы даже побывали в Узбекистане, куда вас пригласил Ахмаджан Адылов, которого в то время считали передовым руководителем, а затем посадили в тюрьму как одного из главных фигурантов по нашумевшему «узбекскому хлопковому делу».

— Но мне больше запомнилась поездка на БАМ. Нас отправили на самую крайнюю точку, где только прокладывали железную дорогу в тайге. Добирались на вездеходах. Потом на том месте, где мы побывали, вырос поселок, одну из улиц которого в честь нашего визита назвали Олимпийской. Честно говоря, эти поездки, бесконечные встречи и чествования меня основательно выбили из колеи. Мне казалось, что я уже всего достиг в спорте, мне не хотелось бороться. Правда, в следующем году я еще выиграл Кубок мира, но потом наступила для меня черная полоса. Желание бороться вскоре вернулось, но

в нашей семье случилась беда, которая отразилась и на моей карьере. Отец задавил человека, и его посадили в тюрьму. Дали ему срок на полную катушку, а то, что его сын олимпийский чемпион, мне кажется, только усугубило дело. Кому-то очень хотелось показать всем, что, мол, у нас перед законом все равны. После этого я стал невыездным. Ни на один зарубежный турнир не брали. А ведь я выигрывал и чемпионат Союза, и тбилисский международный турнир.

— Вы выступали в категориях до 62 и 68 кг. В те годы оба этих веса были, если так можно выразиться,  «советскими». Кто бы в них не представлял нашу страну на международных соревнованиях, как правило, становились чемпионами.

— Конкуренция в этих весах у нас в стране была сильнейшая. Бывало, перед соревнованиями я брал список участников и прикидывал, с кем бы хотел встретиться. Из 20 борцов находил всего двоих-троих, которых можно было не опасаться, а все остальные обязательно когда-то что-то выигрывали.

— Как вам далось решение завершить карьеру?

 — Непросто. Чувствовал, что еще не всё сказал в борьбе. Уходил дважды. Первый раз в 1985 году, когда уже окончательно потерял надежду на то, что с меня когда-нибудь снимут клеймо невыездного. После этого работал председателем спорткомитета в Буйнакске, а в 1987 году вернулся на ковер. Вернулся, потому что наступила перестройка и то, что случилось с моим отцом, уже не могло служить препятствием для моей спортивной карьеры. Мне удалось победить на чемпионате России. После этого стал готовиться к чемпионату СССР, но за несколько дней до него узнаю, что в нём не будет участвовать Арсен Фадзаев. Его, как явного лидера в весе до 68 кг, освободили от чемпионата, а это значит, что если даже я стану победителем, всё равно первым номером сборной останется Фадзаев. Тогда я решил выступить в категории до 62 кг. Стал гонять вес, но переоценил свои возможности. Вернее, с весом я справился, но не выдержал организм, и за день до взвешивания меня так скрутило, что я оказался на больничной койке. Потом я ещё выступил на тбилисском турнире, но там травмировал ногу, и тогда понял, что пора уже уходить окончательно.

 — Оглядываясь назад, о чем-то сожалеете?

 — О том, что не смог реализовать себя в полной мере. Хотя стоит ли в моем положении о чем-то жалеть, ведь я выиграл Олимпиаду, а такая удача выпадает единицам.

Магомедгасану Абушеву — 55!

2013 г. На церемонии награждения лучших полутяжеловесов турнира памяти Али Алиева

— В последующие годы ваша жизнь не была связана со спортом, с борьбой. Не хотелось в каком-нибудь качестве вернуться к делу, в котором добились признания?

— Всегда хотелось применить свои опыт и знания, накопленные в спорте, быть полезным молодым спортсменам. Так, некоторое время назад мы с мои другом Али Алиевым организовали борцовский клуб «Дагестанец». Создавали его как базовый клуб сборной республики. Просуществовал он недолго, но какая-то польза от него для ребят была, мы их экипировали, выбивали для них денежные поощрения. Потом мы с Али руководили клубом «Боец», члены которого выступали в различных единоборствах. Но всём этим я занимался на общественных началах, работая в сферах, не связанных со спортом, хотя всегда был готов рассмотреть интересные предложения, связанные с работой в спорте. Недавно мне предложили работу в спортивном ведомстве в качестве заместителя министра, и я охотно согласился, а как же иначе, если столько лет отдано спорту, и это были лучшие годы.

Тимур РАСУЛОВ

 

 

 


Обсудить новость на форуме
просмотров: 3969
Тэги:  Магомедгасан Абушев

 







↑ К началу страницы ↑ Полная версия